Разговор об инквизиции. Георгий Мюллер: « Инквизиция – это садизм, возведенный в ранг закона».

Георгий Мюллер: «Инквизиция – это садизм, возведенный в ранг закона».

Автор интервью:  Маргарита Подгородова.

Инквизиция

Украина…  Сотрясаемая сегодня под чудовищной жестокостью людей, тех самых граждан, которые еще совсем недавно вели обыкновенную мирную жизнь.

Работали, воспитывали детей, ходили в театр и в кино… Все перевернулось, и жизнь страны превратилась в ад. Гибнут невинные люди, организуются жесточайшие расправы всех над всеми. Страна разделилась на воинствующие лагеря…

Давайте задумаемся вот над каким вопросом: откуда в людях, рожденных и воспитанных в СССР столько злобы и ненависти. Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Нужно смотреть в глубину души каждого человека, потому что, в конечном счете, каждый из нас сам принимает решение о том, что дозволено, а что — нет. О том, оправдывает ли цель средства для ее достижения. По большому счету в таких острых общественных конфликтах сдается экзамен каждого на совесть, на добро, на благородство. И как же горько видеть, как много людей не выдерживают этот экзамен… Давайте задумаемся, только ли в наше современное время зло празднует мнимое торжество? И, быть может, усвоив уроки прошлого, мы сможем победить современное зло, оголив и отбросив его причины.

На взгляд автора, зло – всегда есть зло. Оно не меняется на протяжении всей истории человечества, как неизменен и его источник – сам сатана. Какой бы период истории не начали  мы изучать в той или иной стране, мы всегда найдем в нем боль, невинные жертвы, кровь и страх… Что же является причиной этого массового явления? По мнению автора, причина кроется в поражении конкретного человека в борьбе с дьявольскими искушениями, которым мы подвергаемся на протяжении нашей земной жизни. Добровольно приняв зыбкую и временную дьявольскую логику, человек попадается на сатанинскую приманку, не понимая, что добровольно отдает себя в рабство темным силам, что он уже и не человек вовсе, а прислужник дьявола. И не понимает уже он, что есть зло, а что- добро… Не понимает, что зло временно, как временна и наша земная жизнь, а добро – вечно, как и сама Вечность, которая ожидает каждого из рожденных. Человеческая жестокость не знает границ. Вспомним жестокие войны древности, лютые гонения на первых христиан… Вспомним зверства турков во время русско-турецкой войны… Вспомним обыкновенный фашизм с его концлагерями, газовыми камерами и печами, предназначенными для беззащитных пленников… Вспомним сталинские репресии… Вспомним новомученников  российских… Вспомним! Потому что забывать этого нельзя. Эти позорные страницы истории человечества должны быть усвоены нами, ведь история – это лучшая учительница. Когда же мы, наконец, усвоим ее уроки?

Цель этой статьи – понять, что является причиной насилия в обществе. Из истории мы знаем, что самые жестокие насилия были связаны с инквизицией. Как это могло произойти в христианском обществе, где должны царить милосердие и любовь, мы и попытаемся разобраться. Ведь инквизиционный трибунал творил беззакония, прикрываясь именем Христа, отдавшего жизнь Свою за всех нас. Большего кощунства представить себе невозможно. Этот период наглядно демонстрирует бездну, в которую может упасть возгордившаяся человеческая душа, увлекая за собой миллионы человеческих жертв, попавшихся ей на пути. За помощью мы обратились к Георгию Александровичу Мюллеру, преподавателю социально-гуманитарных дисциплин французской гимназии  № 9 г. Казани

Инквизиция
Георгий Мюллер

— Георгий Александрович, давайте сначала поговорим о том, существует ли колдовство?

— Да, есть понятие колдовства, магии. Магия – всегда от дьявола. Ведь сатана украл сверхъестественные силы у Бога. Но, однако, магия условно делится на «белую» и «черную». К так называемой «белой» магии относятся следующие действия: снятие венца безбрачия, приворот супруга, магическое избавление от алкогольной и наркотической зависимости и пр.

К «черной» магии же отнесем следующие магические проявления:

— Оборотни (перевоплощение в животных)

— Дьявольские сущности, являющиеся людям в мужском (инкубы) или женском (сукубы) обличье. Эти сущности (скажем иначе – бесы) склоняют людей к блудодеянию, губя тем самым их души. Причем, для вышеозначенной цели бесы не чураются приходить к овдовевшим супругам, принимая облик покойного супруга, тем самым, вводя несчастных в заблуждение.

— Какие виды магии существуют?

— Назову лишь несколько:

— Пиромантия – это насылание огня. Этот факт был известен на протяжении всей истории человечества. По-другому его можно определить, как воспламенение предметов силой мысли или взгляда. В современной художественной литературе и фильмографии мы также можем часто встретить подобные сюжеты.

— Некромантия, что означает вызывание духов умерших людей, «воскресение» покойников из могил. Причем, следует понимать, что под видом «воскресшего» человека или явившегося духа приходят не кто иные, как бесы, то есть те же дьявольские сущности.

— Гидромантия – это сверхъестественные манипуляции с природными осадками, а именно: насылание дождей или, наоборот – засуха (что называлось во времена инквизиции «похищением дождя», которая неизбежно приводит к потере урожая).

— Убийство некрещеных младенцев. Причем, что особенно отвратительно, цель этого сатанинского акта чисто утилитарная – получение ведьмовских мазей и других средств необходимых для нечисти.

Вышеназванный перечень далеко не полный. В целях сбережения нервных клеток читателя, я не буду говорить обо всех атрибутах «черной» магии.

Все это было известно человечеству задолго до появления европейской католической инквизиции. О подобных вещах было известно, например, в Древней Греции, В Древнем Риме, да и в нашем Отечестве.

— Получается, что с этой дьявольщиной и должна была бороться инквизиция? Она встала на защиту чистоты веры? Но почему церковный суд, первоначально стоящий на защите веры, превратился в адскую машину, разжигающую страшные костры по всей Европе и бросающую в пекло невиновных людей?

— Начнем с того, что на Западе эту миссию взял на себя инквизиционный трибунал, в состав которого входили только члены католических орденов Святого Франциска и Святого Доминика. Те самые францисканцы и доминиканцы, ставшие жесточайшими инквизиторами, воплощением зла на Земле. Начав борьбу с дьяволом, инквизиторы, высоко неся свою миссию, видели себя чуть ли не Святыми. Полное отсутствие критического взгляда на себя и стопроцентная безнаказанность повернули направление их деятельности на 180 градусов. Борцы с дьяволом превратились в его пособников, стали его орудием, чудовищным по своей бесчеловечности и узаконенному садизму.

В 13 веке инквизиция начинает преследовать еретиков папскими документами. Тогда же в церковном и светском праве создается база для преследования ересей. Под ересью понимается не только искажение веры, как таковое, но и занятие колдовством, магией, и даже наукой.

Постепенно, к 14 веку сформировалась судебная система, карающая ведовство наравне с преступлением государственной измены.

— А судьи кто?

— А судьи – это те самые монахи францисканцы и доминиканцы, называемые инквизиторами.

В 1487 году появляется трактат доминиканских инквизиторов-практиков Генрикуса Инститориса и Якоба Шпренгера под названием «Молот ведьм» (полное название – «Молот Ведьм, уничтожающий Ведьм, и их ереси, подобно сильнейшему мечу»). Авторы этого трактата непосредственно занимались поиском ведьм, расследовали дела подозреваемых, они присутствовали на допросах, почти всегда сопровождавшихся изуверскими пытками и, с чувством собственной праведности и непогрешимости, выносили «ведьмам», вне зависимости от возраста, смертный приговор через сожжение заживо на костре.

«Молот ведьм» — это пособие для инквизиторов, основными задачами которого являлось, во-первых, опровержение доводов о небытии колдовства, во-вторых — дискредитация тех, кто сомневался в его существовании и, в-третьих — доказательство того, что именно женщины занимаются ведовством и чародейством в разы чаще, чем мужчины. Также в «Молот» включены главы, посвященные обучению судей-инквизиторов как способам обнаружения ведьм, так и «процедурам доказательства их виновности», под коими подразумевались пытки, пытки и еще раз пытки…

— Почему же тогда считалось, что женщина виновна более мужчины просто по определению, по признаку своего пола? Ведь сегодня нас справедливо возмущает такая порочная логика, возведенная в ранг закона во времена Инквизиции.

— На мой взгляд, тому причиной следующие факторы:

Во-первых, как я уже говорил выше, факты сверхъестественных способностей некоторых людей, скажем прямо – факты колдовства и магии были замечены еще в древности. Таким образом, мы не можем исключать эти явления из нашего мира. Они есть и сейчас (не зря же то чаще, то реже пресса «кричит» об очередном появлении НЛО, а фотографы видят в  объективах мощных фотоаппаратов, подчас, действительно непонятные, необъяснимые  сущности).

Но почему же обвинение средневековых инквизиторов пало именно на слабую половину человечества? Это можно объяснить особенностью того времени. Вспомним, что все инквизиторы – это монахи. Как известно, монахи хранят обет безбрачия и ведут жизнь целибата. Не всякая психика выдержит столь серьезное испытание, Вы согласны? Как православный человек, я знаю, что для человека равнозначно спасительны два пути: брак и монашество, причем, монашество – путь для очень редких людей. Вспомним Святых преподобных, таких как Серафим Саровский, Сергий Радонежский.  Монахом нужно родиться, к монашеству можно прийти в течение жизни (как часто мы видим, что в монашество вступают вдовы и вдовцы), но монахом нельзя стать изначально.

Во времена инквизиции мы видим принципиально иную картину. Множество мужчин, с самого младенчества воспитывались в монастырях. Им была уготована только одна миссия – монашеская жизнь и борьба за чистоту католической веры. Многие из них были сиротами. Вместо молока матери они впитывали в себя враждебное отношение к миру, тому самому, что «во зле лежит». В таком воспитании извращалось само понятие любви к ближнему, также, как и понятие христианского долга. Но мужскую природу нельзя обмануть. В своем большинстве монахи католических орденов были здоровыми обыкновенными мужчинами. Им в действительности были чужды обеты монашества, они не были природой этих людей. Наоборот, им были свойственны все данные природой инстинкты, в том числе и один из сильнейших – половой инстинкт. Не получая выхода, усиливаемый постоянной информацией о порочной природе женщин и, вместе с тем, пониманием того, что женщина является по сравнению с мужчиной существом слабым и беззащитным,  половой инстинкт менял направление своей невероятной силы. Не находя естественного выхода, этот инстинкт начинал разрушать душу самого «монаха» — инквизитора и направлялся против источника своего раздражения – против женщины, как таковой, особенно молодой и красивой, не щадя, правда, и всех других, ни малых, ни старых.

— Понимали ли это сами инквизиторы?

-Ошибкой было бы думать, что инквизиторы понимали эту причину своей ненависти к женщинам. Нет! Они, как правило, не осознавали этого, потому что искренне считали себя совершенными и безгрешными. Они находились в этой адской прелести, которую еще усиливала полная вседозволенность и безнаказанность инквизитора в те времена. А те из них, кто начинал осознавать свое влечение к женщине, всегда имели достойное объяснение своим «греховным» и «низменным» на их собственный взгляд страстям, а именно: «Она – ведьма! Она меня околдовала!» Но чем еще, как не извращенным инстинктом можно объяснить зверства, применяемые к «ведьмам» на дознании. И, отметим, что все пытки, описывать которые не буду, щадя чувства читателей, производились после полного обнажения жертвы.

— Но инквизиция стала и политическим карательным органом…

— Да, «борьба за чистоту веры» не была единственной прерогативой инквизиции.  Со временем она все глубже и глубже стала уклоняться в политику. Любого политического противника, представителей неугодного политического движения можно было с легкостью обвинить в ереси (вспомним, сколь широко понималось это понятие) и волне законно избавиться от него. История знает подобные громкие процессы расправы над Яном Гусом, тамплиерами, легендарной Жанной д Арк и другими яркими политическими фигурами того времени. Ведь любому обвинению можно придать сакральный смысл тяжелого преступления против веры.

— Что же такое инквизиция?

— Вообще, инквизиция – это садизм, возведенный в ранг закона. Это пример того, как борьба за чистоту веры, борьба с сатаной была возглавлена сатаной, полностью сместив вектор направления этой борьбы: зверски истреблялись люди, губились души, царствовала власть тьмы…

— Как строился инквизиционный розыскной процесс?

— Вообще, буквально, инквизиция переводится, как расследование.

Особенности этого расследования следующие:

— Обвинение и защита перемешаны. И то, и другое представляет одно лицо – инквизитор.

— Это односторонний процесс. Отсутствует защита подозреваемого.

— Обвиняемый – это всегда объект исследования, прав у него нет. К нему применяется система психологического давления, запугивания, с целью сломить его волю. Отмечу, что инквизиторы были очень хорошими психологами. Были они также и отличными логиками, благодаря чему вся система оценки доказательств сводилась к формальному обвинению.

Процесс делился на три части:

— Розыск

— Следствие

— Суд.

Розыск, в свою очередь, также делился на две части, а именно:

— Выявление виновного в том или ином преступлении против веры

— Доказательство факта связи виновного с дьяволом, так как именно дьявол является отцом зла, которое совершает тот или иной человек. Виновный не может, таким образом, не быть в связи с дьяволом, как бы он не отрицал этот «факт».

Следствие – это всегда негласный, тайный процесс. Он характеризовался подробным фиксированием всего хода следствия. Подробно записывались допросы, показания свидетелей (которые, кстати, принимались во внимание только в том случае, если свидетельствовали против обвиняемого). В камере пыток также всегда находился секретарь, подробно фиксирующий все происходящее.

Цель следствия только одна – заставить обвиняемого дать признательные показания и назвать своих сообщников. Достигнуть этой цели можно было только одним способом – пыткой. Терпящий изуверские мучения человек признавался в чем угодно, называя сообщниками все свое окружение, только бы остановить страшные мучения.

— Итак, после окончания следствия виновному предъявляются обвинения. Какие же это обвинения?

— Распространение ереси (то есть искажение вероучения)

— Вероотступничество (на это преступление могло указывать, например, формальное неисполнение обвиняемым церковных обрядов )

— Колдовство

— Почему обвиненного после адских пыток, порой признавшегося под пыткой или, лишившись от страха и боли рассудка, во всех инкриминируемых ему гнусностях ждало пекло костра? Ведь сжигали подчас и «раскаявшихся» грешников, не говоря уже о стойких людях, которые до самого конца отстаивали свою непричастность к колдовству и ереси.

— Мы уже говорили об этом. Я объясняю этот узаконенный садизм полным осатонением обвинителей. Это озверение людей, вдохновленных собственной безнаказанностью. Эти исторические факты еще и еще раз показывают нам, на что становится способен человек, потерявший человеческий облик, переставший контролировать свои страсти (жажду власти, богатства, поклонения других людей). Такому нечеловеку хочется крови еще и еще, это даже не зверь – это одержимый дьяволом инквизитор. Можно объяснить целесообразность для правящего круга избавления от политических соперников, можно объяснить жажду обогащения церкви (ведь приговор и последующее за ним аутодафе – это деньги и богатства, конфискованные у семьи обвиняемого, который подчас был не просто именитым, а более чем зажиточным человеком). Но нельзя объяснить с позиции хоть какой-то целесообразности неостановимую жажду мучить людей, истреблять население собственной страны, причем особенно ту его часть, от которой непосредственно зависит рождение и развитие новых граждан: воинов, земледельцев, торговцев… Инквизиторы впали в азарт истребления. Борясь с дьяволом они позволили ему возглавить эту «борьбу», став его орудием. Механизмы дознания инквизиции применялись даже к людям, не являющимися христианами (вспомним массовое истребление индейцев после завоевания Америки. На незнакомом языке выслушивали они проповедь колонизаторов о Христе, не понимая ни слова… А потом гибли, гибли на кострах инквизиции).

— А если провести параллель с Россией…

— Эти параллели есть. Если мы возьмем судебники Ивана Третьего 1498 года и Ивана Грозного (Четвертого) 1550 года, то мы увидим, что там написано о том, что розыск ведется по делам государственных преступников и ведомых лихих людей (этим термином и назывались в нашей стране колдуны). Он вошел и в Соборное Уложение царя Алексея Михайловича. А по этому документу наши предки жили вплоть до начала царствования императрицы Екатерины Второй.

Таким образом, мы видим, что занятие колдовством также приравнивалось к государственной измене. Но, в отличие от Запада, несмотря на прецеденты сожжения колдунов и инакомыслящих (вспомним трагическую историю церковного раскола), которые имели место в истории России,  не оправдывая жестокостей прошлого, нужно все же указать на то, что инквизиция, так скажем, «западного образца» в нашей стране не прижилась. Почему? Это вопрос отдельный. Думаю, что здесь оказало сильное влияние православное мировоззрение нашего народа. Все же, в отличие от католического взгляда на ересь (истребление еретиков), православие смотрит на еретика, как, в первую очередь, на человека, который губит свою душу, ранит, прежде всего, самого себя.  Цель православной церкви – наставить на путь истинный этого грешника, помочь ему покаяться и спасти свою душу. В то время как католичество видит в еретике, даже возвращенном в лоно церкви и раскаявшемся,  угрозу для общества, угрозу настолько сильную, что оставить в живых такого человека нельзя. Что касается зверских способов умерщвления еретиков инквизицией – мы об этом говорили выше.

Здесь мне можно возразить, указав на сожжение раскольников в России, но, принимая во внимание все и не оправдывая тех, кто был инициатором этих зверств, нужно все же сравнить конкретный исторический период в истории нашей стране, ограниченный рамками конца 17 начала 18 века, и костры инквизиции, пылающие на протяжении пяти — шести веков.

Но вернемся к судебной системе нашей страны. В документе 1715 года (правление Петра Первого) мы вновь встретим упоминание о «ведомых лихих людях». Наказание, причитающееся за их преступление – это битье батогами (батог – это палка с металлической колотушкой для выбивания зерна из колосьев). Точно также наказывались грабители и тати, то есть воры в современном понимании этого слова. В Уложении о наказаниях 1845 года (правление Николая Первого) и Устава уголовного судопроизводства 1864 года (правление Александра Второго) все статьи о ворах и ведомых лихих людях сохраняются. Именно это и является практикой инквизиционного процесса, которую переняло российское судопроизводство. Аутодафе в практике России отсутствовало.

— Когда инквизиционные судебные практики были запрещены?

— Положила конец этому реформа суда 60-тых годов 19 века. Суд стал состязательным. Исчезает одностороннее обвинение без права на защиту. Таким образом, в это время в России инквизиционная практика была запрещена.

На Западе инквизиция, пик которой пришелся на 13-16 века (напомню, что самой лютой была испанская инквизиция), была официально запрещена в 1834 году.

— Были ли периоды возрождения практики инквизиции?

— Практику инквизиционных процессов возродили в гитлеровской Германии, когда на смерть отправляли людей по голословному обвинению сильных мира сего. Вспоминая камеры пыток и печи фашистов, связь идеологии фашизма с инквизицией становится по-настоящему очевидна. Тот же азарт истребления, та же адская прелесть… Также элементы инквизиторского процесса возродились и в годы сталинских репрессий в нашей стране, это проявилось в отмене презумпции невиновности.

Итак, вывод очевиден. Причиной насилия в обществе является сам человек, его природа, поврежденная грехом. Именно эти люди на протяжении всей истории человечества и  творят зло, трусливо преследуя и казня, как правило, самых беззащитных и слабых. И это нужно понимать. Понимать, что причины зла коренятся не где-то вовне – нет! Они — внутри человеческой души, они – тайные враги самого человека, оскверняющие и демонизирующие его. У человека есть два пути: бороться со своими страстями или по собственной воле ослепиться ими, предав себя целиком в их полную волю. И в истории мы видим как то, так и другое. Да, мы не должны забывать жестокость и насилие, которое было есть и, наверное, еще будет на нашей земле, но мы должны помнить и тех, кто не покорился злу, не сломился и не сломался перед угрозами, пытками и казнями палачей истории. Тех, кто не предал свои христианские убеждения, не взял на себя ложную вину, не испугавшись огненных мук на костре, тех, кто не выдал своих товарищей, претерпев все зверства фашизма, всех тех, кто до самого конца своей земной жизни оставался Человеком, образом и подобием Божием, а не дьявольским! Всех нас ожидает Вечность, которая все расставит по своим местам и каждого из нас определит на соответствующее именно ему место. По его вере и его делам. Главное – не забывать об этом и не повторять страшных ошибок прошлого.

Разговор об инквизиции. Георгий Мюллер: « Инквизиция – это садизм, возведенный в ранг закона».: 1 комментарий

  1. Жутко осознавать, какие ужасы творились в средние века. И кем? Священниками-инквизиторами, которые должны быть умнее и мудрее обычных людей, которые должны направлять на путь истины. Только вот что-то у них ИСТИНА превратилась в ненависть и жажду наживы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *