«О любви».

«О любви».

Автор:  Маргарита Подгородова.

Она посмотрела ввысь, на осеннее небо.

По нему медленно плыли черные тучи, изредка роняющие на землю скупые капли начинающегося дождя. Чтобы не вымокнуть до нитки, пора было торопиться домой. «Малыш, пойдем домой», — окликнула Марина крупного черно-подпалого добермана. Несмотря устрашающий вид пса, она часто называла его именно так, вызывая, порой, изумление прохожих.

«Малыш»-доберман, носящий мифологическое греческое имя Антей, незамедлительно откликнулся на предложение закончить вечернюю прогулку. Гулять под дождем он не любил.

Они успели. Мелкий, холодный осенний дождь забарабанил по крышам припаркованных возле дома машин, лишь только девушка с собакой вошли в родной подъезд.

Дома, свернувшись калачиком на кресле, Марина вновь предалась печальным воспоминаниям о том, что случилось ровно сутки назад. Вчера она узнала, что тот, о ком она грезила уже второй год, не любит ее… Совсем не любит! И никогда не полюбит! В этом девятнадцатилетняя девушка была уверена на все сто процентов. Ведь он сам ей это сказал! Не оставил никакой надежды… Как же смириться с этой потерей? Как теперь жить? Эти мысли раздирали душу Марины. Слезы сами стекали по ее щекам, капая на пол, как тот мелкий холодный дождь за окном. Почувствовав душевную боль своей хозяйки, Антей, единственный свидетель того, вчерашнего разговора, несмотря на строгий запрет покидать свое место,  подошел к ней и положил на колени свою большую черную голову. Жалел…

Мудрые люди говорят, что время лечит. И это, действительно так.  С того дня, как Марина прощалась со своей первой любовью, прошло, пронеслось четыре года. Марина училась уже на последнем курсе университета, серьезно занималась социальной психологией, готовилась к написанию дипломной работы.Сильная любовь к Егору преобразовалось в ее душе в нежное теплое чувство. Они часто встречались на лекциях, разговаривали об учебе, делились мыслями о современной жизни, литературе, музыке. Только все чаще и чаще ее терзала головная боль, никакие обезболивающие лекарства не могли избавить девушку от нее.

Жизнь текла своим чередом… Закончив учебу, Егор получил хорошее место в крупной преуспевающей фирме. Был он парень видный, высокий кареглазый блондин с самоуверенным и целеустремленным взглядом. И вниманием девушек, естественно, обделен не был. Иногда он вспоминал и Марину, непохожую на всех, немного странную девчонку, которая его полюбила и прямо сказала об этом. Она ему нравилась, нравилась, в первую очередь тем, что была очень красивой, а еще – она была очень искренняя и очень добрая. Пожалуй, он бы и женился на ней, но потом, годам к тридцати пяти. Но не факт, что она его дождется, — так рассуждал Егор. А жениться в 19 лет он не хотел. Ну где это видано! Средневековье это! Нужно сначала пожить вместе, сохраняя свободные отношения, как говорят, проверить чувства. Но с Мариной этот идеальный вариант Егор не мог рассматривать, она на него не согласится. Егор побоялся даже предложить ей такое, точно знал – повернется и уйдет, слова не сказав. А этого он не хотел.  Очень уж она красивая… Теперь, спустя четыре года, даже еще лучше стала, только похудела почему-то  очень… Вот и пришлось ему сказать Марине, что он не любит ее. Он даже не помнил толком, что именно он говорил, как объяснял – боялся ее реакции. Но реакции никакой не было, она просто попрощалась, развернулась и убежала, сопровождаемая своей собакой Баскервилей. Да… Дела… Говорили, что умерла эта собака … Переживает, наверное, Маринка…

«Да к тому же тогда, в девяносто восьмом, я начал ухаживать за Светой…», — думал Егор. С этими мыслями он и возвращался домой, в свою уютную, дорого и со вкусом обставленную квартиру, где ждала его Светлана. Она была замечательной хозяйкой, прекрасной советчицей, независимой и гордой, но, главное, она полностью разделяла его взгляды на любовь. Они вместе уже три года. И вместе им пока очень хорошо.

К тому же, у Светланы безупречный, тонкий вкус. Именно она продумала дизайн его квартиры, когда переехала жить к нему. И сейчас все в доме, включая даже щербинку на полу (грузчики неаккуратно вносили новый стильный диван) напоминает о Светлане. А официально оформлять отношения? Да к чему это? Они и так вместе, они любят друг друга и ценят свободу друг друга. А, что не говорят о любви – так, к чему лишние сантименты? Все и так понятно. К чему этот никому не нужный штамп в паспорте? Что он дает? И без него они счастливы вместе. А думать о детях пока рано, нужно, как говориться «взять от жизни все», а потом уже  думать о продолжении рода.

Еще столько планов! Впереди – совместные путешествия по разным странам, напряженная работа и, конечно, уютный отдых вдвоем, когда никто третий не может помешать им наслаждаться обществом друг друга.  Но почему-то последнее время Егор все чаще ловил себя на грустных мыслях, хотя им не было никаких причин. Грусть пробиралась в его сердце, не объясняя причин, просто окутывая его серой печалью. Он списывал такое состояние на осеннюю депрессию и усталость, ведь приходилось очень напряженно работать. Деньги легко не даются. Особенно часто грустно становилось Егору осенью, когда дождь барабанил всю ночь напролет по крышам домов и припаркованных автомобилей. Но он гнал от себя грустные мысли, даже не пытаясь найти их причину.

Летели дни… Прошел ещё один год.

— Прости, но я поняла, что люблю другого, — сказала Светлана однажды, придя в уютную дорого обставленную квартиру Егора, — я не хочу обманывать тебя, мы, ведь, сразу договаривались быть честными друг с другом. Я ухожу. Мне было очень хорошо с тобой, давай расстанемся друзьями .

— Как!? Кого?! Почему!? А я?! – закричал Егор, не в силах совладать с собой. Но был остановлен твердым взглядом красиво оттененных фирменными тенями глаз Светланы.

— Я честна с тобой, Егор, — спокойно проговорила она. Я не могу оставаться с человеком, любовь к которому умерла в моей душе. Желаю тебе счастья, — добавила она, — за вещами заеду позже. Прощай!

С этого дня прошел месяц. Егор более или менее оправился от столь незаслуженного, на его взгляд, удара. С головой уйдя в работу, он не чувствовал душевной боли от поступка Светланы. Временами ему даже казалось, что она поступила правильно, они, ведь, действительно, ценили свободу и независимость друг друга. И хорошо, что официально они не были женаты – не пришлось ни разводиться, ни объясняться с родственниками.  Светлане он ни разу не позвонил и спокойно воспринял новость о том, что за вещами заедет ее подруга Маша.

Но он начал все чаще вспоминать Марину. Почему-то он был абсолютно уверен в том, что она никогда бы не бросила его так, как Светлана. Она, ведь, говорила, что любит его. А когда любят – не предают! А, может быть,  нужно найти ее, поговорить с ней. А вдруг – она еще не забыла его?

В старой записной книжке он отыскал ее домашний номер телефона, но по нему никто не отвечал, не отвечал день, другой, третий… А на четвертый день незнакомый женский голос сообщил, что в этой квартире проживают совсем другие люди и попросил больше не беспокоить. Егор начал спрашивать о девушке старых университетских товарищей, но о ней никто ничего не знал. Перевернув весь интеренет, Егор нашел в социальной сети ее страничку. Но она оказалась заблокирована.«Значит – не судьба…», — подумал Егор…

Это случилось в морозный декабрьский день. Егор возвращался домой с работы неожиданно рано. Было всего шесть часов вечера. Он уже не думал о Марине, на поиски которой  потратил столько сил и времени. Он думал о предстоящих новогодних праздниках, о том, каким будет для него наступающий год.

Город был по-новогоднему ярким. Витрины магазинов, крыши домов сверкали и переливались разноцветными огнями. То тут, то там слышался веселый детский смех. Егор с удовольствием впитывал в себя атмосферу праздника, ожидания чуда. Он даже остановился, чтобы полюбоваться на маленькую девчушку в шапочке, украшенной ушками белочки. Она присела на корточки перед маленьким щеночком, которого вывела погулять. Рядом с девчушкой стоял ее отец, в котором Егор сразу же узнал своего однокашника Володьку.

— Володька! – воскликнул он, — Какими судьбами ты оказался в наших краях? Сто лет тебя не видел, не слышал! Даже специально искал тебя — не нашел!

— Здорово! – откликнулся Владимир, — да мы с Наташей решили перебираться поближе к ее родителям, недавно переехали вот в эту высотку, — он показал рукой на  четырнадцатиэтажку, стоящую в отдалении.  Вот щенка купили дочке в подарок. Долго выбирали, это доберман, с родословной. Вырастет – больше тебя будет, — пошутил Володя.

Глядя на маленького добермана, Егор внезапно вспомнил о Марине.

— Ты случайно не знаешь, где сейчас Марина? – спросил он.

— Марина? Белова Марина? – переспросил почему-то Володя.

— Ну да, — в смятении ответил Егор. Что-то в реакции Володи показалось ему странным, каким-то тревожным.

-А ты разве не знаешь? – медленно спросил Володя.

-Да что случилось-то?- почти закричал Егор.

— Она умерла в прошлом году, от кровоизлияния в мозг. Это называется инсульт. Я и сам случайно узнал, мать ее встретил в магазине, она же у нее преподавателем работает, как раз в той школе, которую я заканчивал, знает меня. Врачи сказали – сосуды у нее очень слабые были, любой стресс мог спровоцировать инсульт……

Больше Егор ничего не слышал. Внезапно он понял, что все эти годы ждал Марину, ждал, не понимая этого, не отдавая себе в этом отчета. Ждал, не думая и не вспоминая о ней. Ведь, она любила его. Она сама ему об этом сказала. Внезапно Егор понял, что любит ее, и боится этой любви, и самому себе не признается в ней. Ведь, когда любишь – нельзя предавать. А он предал, променял любовь на мнимую свободу и потерял ее, потерял навсегда. Егор почувствовал, что сейчас упадет и, встав на колени рядом с Володиной дочкой, уткнулся лицом в короткую мягкую шерсть щенка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *