Воспоминания об Александре Леонидовиче Салагаеве

Об Александре Леонидовиче Салагаеве, ушедшем в мир иной 18 июля 2014 года, мы уже писали на нашем сайте. Сейчас же я хочу рассказать историю моего знакомства с ним, которое, к сожалению, оказалось слишком коротким. Смерть не спрашивает, когда приходить…

Александр Леонидович Салагаев хорошо знал моего отца. Ребенком я, конечно, видела его, но познакомилась с ним только в 2014 году, когда, готовя материал по трагическим событиям на Украине, попросила его об интервью. Он согласился и вот, в назначенный час, я стояла у дверей кафедры конфликтологии.

Помню удивительно доброжелательное, светлое впечатление, которое он произвел на меня при этой первой встрече. Мы говорили долго. Мне, начинающему журналисту, было трудно осознать то, что этот Большой Ученый беседует со мной, как с коллегой, как с равной! Оглядываясь назад, я понимаю, что наши несколько встреч дали мне очень много. Он был прост и приятен в общении, очень участлив. Несмотря на тяжелую болезнь, он всегда интересовался здоровьем моих детей, а, когда я приходила на кафедру с ними – угощал их чаем и виноградом. И только затем мы продолжали беседу.

С ним я могла беседовать на те темы, которые меня волновали не только, как журналиста, но и как человека. Трагедия на Украине, ее причины и ее угрозы, положение в нашей родной республике, ее проблемы и возможные пути их решения, исторические причины современного мирового масштабного кризиса… И, главное – духовные причины этого. С ним было легко говорить на эти темы, может быть от того, что у нас с Александром Леонидовичем было одно мировоззрение – православное.

Как известно, причины всего, что происходит с нами (с людьми, народами, странами), все эти процессы зарождения и умирания, подъема и деградации имеют, прежде всего, духовные причины. И, находясь в конце жизненного пути, человек должен не просто знать, но понимать и видеть это. Александр Леонидович видел. Он прямо говорил о том, что источник того сатанизма, что происходит сейчас в мире – один, тот самый князь мира сего, ослепляющий людей мнимыми ценностями этого мира и крадущий по молчаливому согласию людей их совесть, которая и делает человека человеком.

Александр Леонидович не скрывал свою болезнь, он принял ее и смирился с ней. Смирился так, как и должно православному христианину, вверяющему себя Воле Божьей. В последнюю нашу встречу мы говорили о Вечности, о том, что смерть – это переход из нашей временности в неизвестное нам измерение под названием Вечность, о том, что разлука с близкими, родными людьми, неизбежная для всех нас – временна, о том, что помочь друг другу принять все до самого конца можно только молитвой… Вернее, об этом говорила я, а Александр Леонидович соглашался с этим. Говорить и рассуждать тогда ему было тяжело, болезнь очень ослабила его. Почему я говорила об этом? Потому что искренне верю в это, и еще потому, что мне очень хотелось поддержать этого сильного, измученного болезнью, но несломленного ею человека. Ведь он знал, что его уход близок.

Покидая кафедру, после нашей последней встречи, я чувствовала, что он скоро уйдет… Рак накладывает печать скорого ухода, которую я не могла не заметить на нем. Это не просто внешняя слабость от разрушительной болезни, это необъяснимое щемящее чувство приближения смерти, ее дыхания, которое невозможно не почувствовать.

Я благодарна Александру Леонидовичу. Благодарна не только за нашу совместную работу (нам удалось сделать два интервью), где я была учеником, а он – профессором, но, главное – за уроки милосердия и мужества, которые он, сам того не ведая, преподал мне. Он до самого конца своего земного пути продолжал свою профессиональную деятельность. Активно занимался общественной работой. Боролся за тех, кто был гоним, обличая тех, кто поступал несправедливо. Не боялся препятствий и трудностей, стоящих на его пути. Ему просто пришло время уйти, ведь свой Крест он донес до конца.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *