Руслан Ткаченко: «Помогать нужно с умом, хотя бы ради того, чтобы не мешать». Обсуждаем особенности ФЗ РФ от 28 декабря 2013 г. № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации».

социального обслуживания граждан
Руслан Ткаченко

 

 

С 1 января 2015 года вступает в силу Федеральный закон Российской Федерации от 28 декабря 2013 г. № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». При всей своей социальной направленности, этот закон уже сейчас поднимает вокруг себя много шума. В нем видят внедрение в нашу страну ювенальных технологий, развязывание чиновничьих щупальцев для вторжения в любую семью и отбирания из нее детей под любыми, даже надуманными предлогами. Согласитесь, что в деле анализа информации и планирования адекватных действий по противодействию явному злу, страх — плохой советчик. Здесь нужен трезвый, по возможности объективный аргументированный взгляд специалиста. Мы разбираемся в ситуации и «расставляем все точки на и» вместе с Русланом Ткаченко, председателем Региональной Общественной Организации «Московский Городской Родительский Комитет»:

— Руслан Анатольевич, есть ли в обсуждаемом нами законе опасность для семьи, для  неприкосновенности ее частной жизни от чиновничьего вмешательства?

— Правильнее сказать, что есть. Подобная опасность есть в любом законе. Связанно это с несовершенством создания законов, несовершенством исполнения законов, в целом – с несовершенством человека. Я принимал активное участие в обсуждении законопроектов на соответствующем этапе. Я говорю «законопроектов», потому что я помню три варианта этого законопроекта, причём, первый был полностью вычеркнут, второй — уже был взят за основу, но сильно переработан, и лишь третий попал в Госдуму, но и его тоже значительно изменили.

Я помню, было совещание в Общественной Палате РФ как раз по теме обсуждения этого законопроекта. Было не менее двух десятков общественных организаций, которые реально и порой очень успешно работают с разными категориями граждан, затронутых этим законом. Обратите внимание – разных категорий граждан. Этот закон касается и пенсионеров, и малоимущих, и инвалидов, так что увязывать его на «ювенальную юстицию» (т.е. работу с детьми) неверно. Так вот, на совещании эксперты предлагали самые разные варианты статей в закон, но закон то один. Нам было довольно сложно все наши пожелания объединить в единый документ, который бы устроил всех. В конце концов, такой документ мы сделали, а также выбрали из нас тех, кто будет защищать наш вариант на других совещаниях, ибо вслед за этим было мероприятие с участием общественных советов министерств, общественной палаты и т.п. Там тоже были десятки вариантов, но закон то ОДИН. После этого его согласовывали министерства, из которых последним было министерство финансов, которое вычеркнуло половину статей под предлогом отсутствия средств в бюджете. В таком (урезанном и перемешанном виде) законопроект попал в Госдуму, где над ним тоже основательно поработали.

Для понимания итогов такого подхода к законотворчеству отмечу лишь одну деталь. Первоначально один эксперт предлагал стройную систему профилактики (сразу оговорюсь, что это был специалист по профилактике инвалидности). Из его стройной системы в итоговый текст закона попало только четыре пункта из двенадцати. После этого сам эксперт признался мне, что теперь даже он не понимает, как эта профилактика будет работать, когда две трети системы не попали в закон.

Надеюсь, эта живая иллюстрация показывает, что сознательно провести через такой закон какие-то концептуальные ювенальные системы практически невозможно, тем более, что тема ювенальной юстиции является непрофильной для этого закона. При этом опасность для семьи сохраняется, но это, так скажем, «нормально», т.е. опасность эта не более опасности, которую несет в себе любой социально- ориентированный закон. Недавно я разговаривал с юристом из одной организации, которая обслуживает Министерство Образования и Науки. Эта организация помогает директорам школ, в том числе, когда на них в суд подают родители, защищая нарушенные права детей. Юрист мне сказала, что закон об образовании (который тоже переписывался три раза и обсуждался два года) до сих пор дает повод для споров и проблем, но всё постепенно исправляется. Так будет и с законом о социальном обслуживании населения. Он радикально должен поменять саму систему социальной помощи, в том числе можно прогнозировать временное ухудшение положения семей. Связанно это и с несовершенным текстом закона (будет исправляться в процессе работы), и с неправильным исполнением на местах (будь то по неведению или действительно с намерением вторжения в частную жизнь). Много в правоприменительной практике будет зависеть от реакции населения и действий НКО.

— Оправдан ли страх родителей, что этот закон позволит чиновникам безнаказанно отбирать детей из родных семей?

— Категорично нет! Страх вообще не оправдан. Страх – это что-то иррациональное. Боятся того, чего не понимают. У меня одна дочь боится чудовищ, поэтому БОИТСЯ заходить в тёмную ванную; а другая дочь опасается, что в ванной она споткнётся о таз, горшок или подскользнётся на кусках мыла, которые разбросала младшая, поэтому ОПАСАЕТСЯ заходить в ванну без света. Чувствуете разницу?

Для начала недурно было бы самому прочитать закон. Я представляю, насколько это скучно. Но пока Вы сами не смотрите оригиналы, Вас может водить за нос любой проходимец, будь то нечистоплотный работник соцзащиты или амбициозный общественный деятель с непонятными целями. Нужно понимать, что отобранием детей, ровно, как и лишением родительских прав, заведуют совсем другие законы, как то Семейный кодекс, закон о профилактике безнадзорности и т.п. На вопрос: «Можно ли по этому закону отобрать детей, тем более безнаказанно?», нужно прямо ответить – НЕТ. Это не значит, что закон совсем уж безопасен, но он опасен В ДРУГОМ.

— В чем же? В чем, по Вашему мнению, лежат основания для этих страхов родителей? Объективны ли они?

— Как я уже сказал – страх вообще необъективен. Этот, и многие другие законы, писались для решения определенных проблем. Есть некоторые законы, которые категорично неприемлемы в самой основной идее, как например закон о семейно-бытовом насилии. Но закон о социальном обслуживании не такой. Этот закон нужен, и он у нас есть. В наших руках возможность сделать его работающим. Это актуально именно сейчас. Большинство важных параметров, например, список услуг, должны принять сами регионы, и уже от Вас зависит, какие услуги с нового года будут доступны, а какие нет. Можно отдать это на откуп разным структурам. Допустим, действительно, есть некие ювеналы, которые только и думают о том, как бы побольше детей забрать. Уверяю Вас, что на закон о социальном обслуживании они внимания не обращали, ибо он совсем про другое, но тут находится группа людей, которая кричит на каждом углу о том, как этот закон НУЖНО использовать, чтобы на его основании отобрать детей. Вы чувствуете, что мы передаем в чужие руки инструмент, который создавался ДЛЯ НАС. По всей стране стихийно создавались центры помощи кризисным беременным, создавали их на свои деньги, с трудом находя эти деньги. Теперь же у нас есть возможность расписать деятельность этих центров в формате услуг, внести свои предложения в местные министерства, чтобы эти услуги там учли, а потом заявить себя на конкурс с правом исполнять эти услуги. И тогда все эти центры смогли бы продолжить свою важную работу САМИ, но на государственные деньги. Ни этого ли хотят многие НКО, в том числе в епархиальных центрах защиты материнства?

Вопрос, плохой или хороший этот закон, лежит в той же плоскости, что и вопрос, плохой или хороший кухонный нож. Им можно еду приготовить, можно сделать простую хирургическую операцию, можно отогнать хулиганов или грабителей, а можно использовать для грабежа или убийства. И вот мы ходим по улицам и кричим: «Есть нож, острый, большой нож, можно резать, убивать, идеально подходит для опытного грабителя!». Виновен ли будет нож, когда станет орудием убийства?

— Есть мнение, что закон, о котором идет речь — это тот же закон о социальном патронате, просто названный по-другому?

— Нет, это не так. Закон о соцпатронате инициировали и писали совсем другие ведомства. Там есть общие нотки, но это связанно с тем, что ставились похожие задачи работы с некоторыми социальными группами. Прямой преемственности тут нет.

— На мнение каких юристов нужно опираться при анализе опасностей, который несет закон.

— У меня есть два ответа на этот вопрос. Первый простой – Павел Парфентьев. Я не встречал в России человека, который бы более него разбирался в законах, если рассматривать их с точки зрения защиты прав семьи. Любой может в этом убедиться, просмотрев цикл его передач совместно с Санкт-Петербургским Городским Родительским Комитетом «Читаем законы».

Второй ответ сложнее, ибо требует уже собственных усилий. Мой ответ начнётся с вопроса: «А вам для чего?». Если вы ищете повода испугаться, то он всегда найдётся. Я могу привести в пример фильм «Люди в чёрном». Героями фильма являются агенты суперсекретной службы, которые на Земле отвечают за взаимодействия с инопланетянами (которых на нашей планете огромное множество). Ближе к концу фильма на орбите Земли появляется огромный мощный крейсер, который может запросто уничтожить планету. По сценарию фильма им дали всего час на решение одной проблемы, и если её не решить, то через час Земля будет уничтожена. Один герой, тот, что помладше, стал бегать и в панике кричать. А второй говорит ему: «Успокойся! Всегда есть космический крейсер, марсианская чума, летящий в нас астероид или толпа психованных инопланетян-маньяков. Ими занимаемся мы, поэтому Земля ещё целая. Если о каждой такой проблеме будет известно обывателям, то лучше от этого не станет, а вот хуже – станет». Так и в нашей сфере. Всегда есть какой-нибудь опасный законопроект, и, как правило, не один. Например, сейчас есть два жутких законопроекта, о психологической помощи населению и о предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия. По сравнению с этими проектами закон о соцобслуживании — чистое добро. Но о них никто не слышал. Почему? Потому что есть «люди в чёрном», которые с этими субстанциями работают постоянно. Если вас действительно интересуют законопроекты и готовые законы, то ищите такие организации, работайте с ними или финансируйте их. Сразу скажу, что это не АРКС. Хотя именно АРКС  (Ассоциация родительских комитетов и сообществ)  проводит сейчас кампанию  по сбору подписей  поправкам в закон о соцобслуживании. Деятельность АРКС контрпродуктивна, я это могу говорить, поскольку стоял у истоков АРКС. АРКС канализирует родительское движение. Например, сейчас самое неподходящее время для работы с законом о социальном обслуживании. ОН УЖЕ ПРИНЯТ, но ещё НЕ НАЧАЛ РАБОТАТЬ. Значит, никакие поправки сейчас не рассматриваются, и не будут рассматриваться, никто инициировать такие процессы как минимум полгода не будет. Судиться против норм, нарушающих чьи-то права сейчас тоже бессмысленно, ибо закон ещё в силу не вступил, а значит, он ничьих прав нарушить не может. Т.е., если нужно выбрать время, когда ничто в принципе не может остановить и изменить закон – так это сейчас вплоть до Нового Года. Усиленно педалировать общественную реакцию сейчас – это значит создавать искусственный спад интереса к этому закону потом. Даже если предположить, что все выкладки АРКС по этому закону верны (а они не все верны), то об этом говорить надо когда угодно, но только не сейчас.

А если вас интересует личная безопасность, то найдите адекватного юриста из местных юристов и держите на счету запас денег для его оплаты в случае необходимости. Это поможет при любом законе. Когда к нам обращаются люди за помощью, как правило, всё равно приходится прибегать к услугам специалистов, и, как правило, за деньги.

— При чтении закона удивляет статья о детализации ребенка или семьи, попавших в опасное положение, очень размытое в законе определение опасного положения, как такового. Несет ли эта неопределенность в себе опасность для нас и наших детей?

— Существует много законов с неважными определениями. С ними нужно работать, и мы этим занимаемся постоянно. И не только мы – государственные структуры этим постоянно занимаются. Вообще, опасным положением ребенка «заведуют» другие законы и другие ведомства. Обсуждаемый закон можно повернуть против семьи, но по этому поводу можно вернуться к примеру с ножом.

— Какую работу нужно проводить в регионах, чтобы принятый закон работал во благо, а не во зло семье и всему обществу, или нужно добиваться его отмены?

— Большинство полномочий по этому закону ложится на регионы. Именно регионы выбирают список услуг, список видов НКО, способы работы с НКО, их оплата, их сертификация, также величины оплаты услуг и бесплатные пороги услуг. Всё это нужно обсуждать совместно с НКО и ведомствами, прежде всего министерствами труда. Буквально только что вышел проект федерального списка услуг, сейчас идёт обсуждение – можно и нужно включиться. Нужно подготовить местные НКО, которые уже показали свою эффективность. Я знаю, что в Казани есть центр помощи при кризисной беременности, почему бы не попытаться подготовить список услуг таким образом, чтобы этот центр смог работать в системе соцобслуживания по новому закону. Вот ссылка на обсуждение списка услуг

http://regulation.gov.ru/project/18371.html?point=view_project&stage=2&stage_id=12895

— Где получить понятный объективный, адекватный анализ последствий принятого закона.

— Опять же – для чего? Поверьте, это не самый важный закон, и это был не самый опасный законопроект. Сейчас есть законопроекты и поопаснее, с точки зрения положения семьи. Я бы предложил универсальный алгоритм:

  1. Личная безопасность – учите законы, читайте их, просто читайте как журнал перед сном (чаще всего Вы действительно уснёте). Ликвидация гражданской юридической безграмотности сейчас так же важна, как когда-то ликвидация просто безграмотности.
  2. Не нарушайте законов и старайтесь не смущать народ вокруг вас. Дружите семьями, чтобы не было случаев, как из нашей практики. К нам обратилась семья, к ним должна была приехать комиссия опеки для осмотра помещения, мы порекомендовали им позвать друзей, чтобы те были свидетелями осмотра и сделали съемку осмотра на камеру. Так они нам сказали, что у них нет таких друзей. Вот это действительно проблема, и это ВАША проблема. Поддерживайте друг друга.
  3. Найдите хорошего МЕСТНОГО юриста. Просто найдите его, знайте о его существовании, проверьте его на пустяковом деле или соберите рекомендации. Отложите небольшую сумму денег на всякий случай или заранее найдите человека, который вам даст взаймы на это дело. Иногда уже только от того, что опека или другие органы видят, что за вами ЮРИСТ, они умывают руки и убегают. Зачем нарываться, если в соседнем доме можно взять на карандаш более слабую семью.
  4. Если у вас действительно есть силы и ресурсы, чтобы разобраться во всём подробнее, то подходите к вопросу серьёзно, изучайте, читайте, сравнивайте. Я уже рекомендовал Парфентьева, но можно найти и другие источники. Но, как правило, у простых людей таких ресурсов и возможностей нет. Поэтому – НЕ ВОЛНУЙТЕСЬ. Всегда есть, космический крейсер, но ими занимаются «люди в чёрном». Или ещё пример из «Властелина Колец». Была такая страна – Хоббитания. Мирная, тихая, где-то даже скучная. Жители Хоббитании были уверены, что это спокойствие – их заслуга. А меж тем вокруг этой Хоббитании бродили орки, гоблины, разбойники и просто глупые, но сильные сущности. Хоббиты об этом не знали, потому что всю эту нечисть к ним не пускали Следопыты. Следопыты ходили по лесам и окружным городам, и всячески препятствовали проникновению в Хоббитанию подозрительных элементов.У вас есть выбор: либо вы живёте в своей Хоббитании и честно выращиваете цветочки, либо вы идёте в лес и помогаете Следопытам. Второе нужно делать с умом, хотя бы ради того, чтобы не мешать. Прочтением одной единственной статьи с аналитикой на нужную тему ума не наберешься.Если же вы чувствуете в себе силы помогать Следопытам, то обращайтесь ко мне. Лично я, например, провожу в разных регионах семинары на темы демографии, семейной политики и ЭФФЕКТИВНОГО ЛОББИРОВАНИЯ силами НКО.Ткаченко Руслан Анатольевич
    Председатель Ассоциации «Многодетная Страна»

Председатель Региональной Общественной Организации «Московский Городской Родительский Комитет»

Председатель Московского Областного отделения Межрегиональной Общественной Организации «За права семьи»

Председатель актива «Семья и Дети» Московского Дома Общественных Организаций при Комитете Общественных Связей города Москвы

Руководитель сектора по взаимодействию с общественностью, негосударственными организациями и системой образования Патриаршей Комиссии по вопросам семьи, материнства и детства.

Эксперт Комиссии по демографической политике и социальному развитию Социальной Платформы партии Единая Россия

Эксперт рабочей группы по семье при Комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Общественной палаты Российской Федерации. Помощник члена Общественной Палаты РФ С.Ю.Рудова.

беседовала Маргарита Подгородова.

Руслан Ткаченко: «Помогать нужно с умом, хотя бы ради того, чтобы не мешать». Обсуждаем особенности ФЗ РФ от 28 декабря 2013 г. № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации».: 2 комментария

  1. Другим поводом для неприятия закона, стали перевод документом части нагрузки по социальному обслуживанию из государственного сектора в коммерческий

  2. Предпосылками для принятия нового закона считается наличие большой очерёдности в учреждения социального обслуживания, а также несоответствие предыдущих нормативных актов новым вызовам, по мнению депутата Государственной Думы Галины Кареловой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *