Александр Салагаев: « Фашизм – это идеология и политика, основанные на расовой, национальной нетерпимости, шовинизме, чувстве превосходства ».

В преддверии 9 мая мы говорим о судьбе русского народа, о том, в какой страшный эксперимент он был втянут после революции 1917.

Об этом и о многом другом, актуальном и важном для всех жителей нашей страны мы беседуем с Александром Леонидовичем Салагаевым, доктором социологических наук, профессором, заведующим кафедры социальной и политической конфликтологии Казанского национального исследовательского технологического университета, одним из руководителей Общества русской культуры Республики Татарстан.

— Александр Леонидович, приближается 9 мая, день Победы Советского Союза над гитлеровской Германией. И именно сейчас я стала свидетелем очень некрасивой сцены, когда в автобусе кондуктор чуть не вышвырнула из салона двух ветеранов за то, что они забыли дома транспортные карты. Причем, это — несмотря на то, что удостоверения ветеранов были кондуктору предоставлены. Если бы не вмешались пассажиры, то ветераны были бы унижены настолько, что и представить себе нельзя. Почему, по Вашему мнению, такое происходит сегодня? Происходит у нас, в стране, которая должна уважать ветеранов, ценить их пока они еще живы, ведь именно они в свое время спасли нашу страну, дав возможность родиться нам, нынешним поколениям.

— Дело в том, что без идеологии мир катится в тартарары. Так случилось, что в 1990 – е годы в нашей стране был не только кризис экономический, но и кризис идеологический, и политический, и духовный. Команда Ельцина пыталась ниспровергнуть все, что было сделано при социализме, и, в том числе, память о Великой Отечественной войне. Известно, например, что 3 года подряд день победы не отмечался, это 1992, 1993, 1994 годы. Только в 1995 году был отпразднован юбилей Победы. Все книги о Великой Отечественной войне были сданы в макулатуру, отечественные фильмы о войне практически не показывали по телевизору, показывали западные фильмы, а именно: боевики, блокбастеры и им подобные фильмы. Таким образом, выросло целое поколение, которое оказалось оторвано от нашей истории, и, в том числе, и истории Великой Отечественной войны. Да и сейчас показывают то, что не должно быть на наших экранах. Например, недавно я видел немецкий фильм о Сталинграде, в котором советские солдаты показаны карикатурно, а немецкие солдаты – наоборот, показаны в фильме умными, дальновидными воинами. Почему это позволяют? Потому что у нас сейчас нет идеологии. Все, что приносит деньги, все, что можно продавать – продается, в том числе и фильмы. Вот, на мой взгляд, где кроются причины инцидента в автобусе.

— Как можно объяснить эту политику руководства страны в трагические 1990-е?

— Ельцин хотел порвать со всем социалистическим, абсолютно со всем. Выметалось все! Это можно сравнить с тем, как большевики в свое время разрушали царский режим, взрывали церкви, уничтожая до основания, все, что могло напомнить царскую Россию.

В период Ельцина слово «патриотизм» это было просто ругательным. Какой тут патриотизм?! Когда нужно вступать в мировое сообщество, входить в европейский союз! Патриотов называли не иначе, как красно-коричневые. Этим термином объединили коммунистов, национал-социалистов и всех прочих противников либералов.

— К чему привела такая политика?

— Соответственно, в условиях такого идеологического вакуума, стали появляться различные течения, в том числе, например, течение скинхедов. Это было массовое явление начала 1990–х годов. Их еще называли бритоголовые, неофашисты.

В начале 2000-ных годов хватились, начали понимать, что отсутствие нравственной идеологии разрушает общество, развращает его. Уже успело повзрослеть, так скажем, потерянное поколение. Сейчас связь между поколениями, фактически, разорвана. Более того, между ними, практически, не осталось ничего общего. Остался только период войны, который является, может быть, ценностью для всех . У кого-то воевали деды, у кого – отцы, а у кого-то – прадеды. А кто-то воевал сам…

— А что происходит сегодня?

— Сейчас президент России Владимир Путин пытается поднять ценность патриотизма. Под этим флагом, он пытается консолидировать людей. Вот сейчас мы наблюдаем всплеск патриотизма по поводу Крыма.

Что касается памяти Великой Отечественной, то 55 лет победы праздновали, как и 60, и 65 лет. На будущий год Великой победе будет 70 лет. Сейчас вновь создаются музеи боевой славы в школах. Ведут работу поисковые отряды. И это очень отрадно.

— Сейчас мы слышим, насколько часто звучат обвинения в фашизме. Обвиняют политические течения, партии, отдельных политических лидеров. Правомерно ли это?

— В 2000 – е годы, несмотря на то, что продолжают говорить о фашизме, о национал-социализме, эти течения не имеют такой популярности, которую они имели в 90-е годы. Сейчас есть подобные группы молодежи, поддерживающие эти идеи, но нет ни партии, ни серьезной организации. Более того, сейчас само слово фашизм стало ярлыком, его наклеивают на всех неугодных. Им пользуются и политические силы, и либералы. Вообще, либеральные демократы любят использовать этот термин по отношению к людям, которые имеют другие взгляды. Очень легко они клеят ярлык фашизма.

— Давайте все — таки определим термин «фашизм»

— Фашизм – это расовая, национальная нетерпимость, шовинизм, чувство превосходства.

Например, мы знаем, что в США долгое время существовал белый расизм, а сейчас там появился черный расизм, и этот черный расизм ничем не терпимее белого. Негры не хотят общаться с белыми, не хотят с ними ничего общего иметь.

Что касается нашей страны, то у нас появился в дискурсе термин «русский фашизм», он используется для того, чтобы очернить русскую нацию. Появление этого термина спровоцировали те самые организации скинхедов, которые в 1990-е годы активно пропагандировали превосходство русской нации над другими, что, естественно, нельзя считать допустимым, как нельзя считать допустимым и любые другие проявления радикального национализма. Но сегодня говорить о сколько-нибудь серьезном движении «русских фашистов» нельзя. На смену ему пришел другой фашизм, привезенный в Россию мигрантами с территорий постсоветского пространства. Представители этой идеологии пытаются утвердить свое превосходство над местным населением центра России. Это проявляется в их поведении, в их отношении к женщинам, детям. Во всех конфликтных ситуациях эти люди используют ножи, травматические пистолеты. Эта тенденция прослеживается с начала 2000-х годов.

Вот именно этот современный фашизм, пришедший к нам с определенными выходцами постсоветского пространства и можно приравнять к фашизму гитлеровской Германии. В нем — та же идеология исключительной превосходности по расовому признаку одной нации над всеми другими, та же нетерпимость к представителям других наций.

Мы провели совместно с Финской Академией наук исследование о гибридной идентичности, опрашивали представителей определенных диаспор. Мы выявили, что эти люди к нам едут с такими установками, то у нас трусливые мужчины, доступные женщины и продажная полиция. Традиционную законопослушность, порядочность россиян (ведь мы считаем себя членами гражданского общества и, если происходит что-то противозаконное, то обращаемся в полицию), они принимают за трусость. Открытость, светскость женщин и девушек они воспринимают, как доступность.

— Но ведь, если говорить о трусости, то именно трусы обижают тех, кто слабее, детей, женщин…

— Да, это так. Поэтому и нападают они всегда группой, по одному не нападают. У этих людей искажено понятие о смелости и трусости, к сожалению. Мы живем в Казани, здесь, во всяком случае пока, это не так распространено, как в центральной России, но есть прогноз, что в 2050 году 50 % населения России будут составлять мигранты. Этот прогноз я видел в интернете. Если учитывать миграционную политику и низкую рождаемость местных жителей, это очень похоже на правду.

— В чем причина этого? Ведь представители республик СССР относились друг к другу, как к братским народам.

— Дело в том, что у нас все этносы имеют свои титульные республики, а русские – нет. Как не имеют русские и статуса государствообразующей нации. Русские не имеют права создавать национально-культурную автономию. По закону так: все имеют, кроме русских. Даже русский язык не признан родным, он не имеет статуса «родного». Везде, во всех законах он определяется только лишь как государственный. Русские бесправны. Во всех конфликтах русских просто некому защитить. Представителей других национальностей защищают сразу. Но нет никаких государственных структур, защищающих русского человека. Наоборот, в случае любого, даже самого ничтожного национального конфликта, неправомерно говорят о «русском фашизме» (то есть, сразу наклеивают ярлык). Таково сейчас общественное мнение.

— Есть мнение, что сейчас все большую угрозу представляет радикальное течение ислама – ваххабизм. Реальна ли эта угроза, по Вашему мнению?

— Да. Начну с того, что ваххабизм – это тоже фашизм. Сейчас он растет и представляет реальную опасность. В 1990-е годы большое количество людей из Татарстана, по указанию М. Шаймиева, отправляли в Саудовскую Аравию получать мусульманское образование. В Саудовской Аравии государственной религией является ваххабизм. И вот эти миссионеры, возвращаясь на Родину, привезли с собой данное направление ислама. Наши религиозные деятели, представители традиционного ислама, конечно, пытаются искоренить его, но это очень нелегко. К сожалению, сейчас это явление растет. Отмечу, что ваххабизм — это, прежде всего, отрицание светского государства, нетерпимость к иным взглядам. Ваххабизм, таким образом, несет угрозу государственному строю.

— А если говорить о ситуации в Украине?

— К тем, кто творит беспредел в Киеве термин фашизм вполне применим. Это представители праворадикального течения, последователи бандеровского движения, которое являлось пособником гитлеровских фашистов. По моему мнению, Украина скорее всего расколется, так, как есть сейчас, продолжаться не может. Власть Киева слабая, хунта не имеет даже сильной мобилизованной армии.

— Какова позиция Запада в отношении Киева?

— Запад — на стороне Киевского правительства, он признал эту власть. Цель западных политиков понятна – это расширение своего геополитического влияния.

— В чем причина того тяжелого состояния, в котором сегодня оказался русский народ?

— У нас в стране происходит то, что одни регионы бурно развиваются, в них вкладываются деньги, а другие – находятся в загнанном состоянии. Например: дотации Дагестану в разы больше бюджета Псковской области. Это – бюджетная асимметрия. Республика и область имеют разные статусы. Республика предполагает наличие титульного этноса. В областях же источником власти является федеральный центр, и они полностью от него зависят.

 Центр банально подкупает республики, не имея возможности нормализовать с ними отношения. Так же было и в СССР. За счет центра, за счет русских областей поднимались окраины (В СССР только РСФСР и Белоруссия были донорами, остальные республики были дотационными).

Вообще, ассиметричная федерация – это очень неустойчивое образование, которое может развалиться, как Советский Союз. Если центр ослабнет, то республики объявят о своей независимости, а русский народ останется ни с чем. И представители республик будут скупать в русских городах и селах недвижимость и вести агрессивную захватническую политику.

— Как повлиять на возрождение русского народа?

— Начнем с того, что все субъекты государства должны быть равны в правах и иметь равные возможности. Необходимо признать русский народ государствообразующим этносом. В регионах, подобно Татарстану, где русские составляют меньшинство, нужно создавать национально-культурные автономии. Также нельзя не сказать и о необходимости возрождения основы традиционной русской культуры. Нужно возрождать богатейшие забытые ныне традиции. Русский человек должен осознать себя русским и вернуться к истокам.

Нужно возрождать этнический, русский патриотизм, ведь его совсем не осталось. Даже сейчас попытка возрождения патриотизма состоит не в повышении гордости за свой народ, а поощрении имперского патриотизма. Как имперская нация, русские брошены и никому не нужны. У русского народа нет гордости за свой этнос, чувства собственного достоинства, которое ни в коем случае не является чувством превозношения над другими этносами. И это нужно понимать, видеть разницу между этими явлениями.

Унижение русского народа началось после революции 1917 года. Именно тогда он был втянут большевиками в страшный эксперимент, результаты которого мы пожинаем сейчас. За несколько десятков лет была разрушена сильная империя. Попрание принципа «Православие, самодержавие, народность» положило начало процессу постепенного вырождения, угасания русского народа, во время которого суждено нам жить.

Повторюсь, что единственный возможный путь возрождения русского народа – это возвращение к истокам, стремление возродить прошлую силу духа. Этот путь зависит от каждого человека в отдельности, и от всего русского народа в целом. Нужно создавать русские культурные общества, возрождать русскую историю, создавать музеи, такие, как, например, музей Константина Васильева в Казани. Нужно вспомнить традиции, популяризовать праздники русского фольклора, например, такие, как Каравон. У русского народа есть шанс на возрождение, но вот вопрос: воспользуется ли он им?

беседовала Маргарита Подгородова.

Александр Салагаев: « Фашизм – это идеология и политика, основанные на расовой, национальной нетерпимости, шовинизме, чувстве превосходства ».: 1 комментарий

  1. сейчас побольше бы патриотизма, и хотелось бы, чтоб он был не по поводу Сочи и Крыма, а на фоне, например, строительство новых школ, детских садов, поликлиник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *