Ангел по имени Лидочка и похоронка, опоздавшая на 66 лет.

Ангел по имени Лидочка и похоронка, опоздавшая на 66 лет.

Автор:  Маргарита Подгородова.

Стояла темная летняя ночь… Страшная  ночь августа 1941 года…

Женщина, закрыв передником лицо, тихо плакала, наклонившись немного вперед и обхватив руками огромный живот, чуть вздрагивающий от движения ребенка, готовившегося вот-вот появиться на свет. Четверо детей тихо посапывали во сне.

Наконец, она убрала от лица шершавые от работы руки. Теперь она смотрела прямо перед собой измученными опухшими от бесконечных слез глазами, поглаживая свой живот. Ее звали Мария. Она проводила на фронт мужа и двух старших сыновей. Впереди была неизвестность… В июне началась самая страшная в истории двадцатого века война… Страх за детей, за мужа сковал Марию целиком, он не давал ей дышать, связал ее волю и чувства, поработил целиком.

Шел август 1941 года, вестей от мужа Мария не получала вовсе. От сыновей она получила по одной весточки, а от Владимира – нет…

Совсем скоро на свет должен был появиться девятый ребенок Марии и Владимира. Как она его ждала! Они жили счастливо, так счастливо, насколько это было возможно в те непростые годы. Пятеро сыновей и дочь Аннушка были им отрадой, еще двое детей умерли во младенчестве. Тогда, в российской деревне тридцатых годов, смерть была частой гостьей, посещающей крестьянские семьи.

И вот смерть пришла опять! На борьбу со страшным врагом встал каждый, кто мог держать в руках оружие. А тем, кто остался в тылу предстоял другой фронт, фронт, который унесет не менее жизней защитников. А враг на этом фронте – страх, тоска, голод… Этот фронт держали женщины, дети и старики, и они удержали его! Не сдали позиций, как и те, кто четыре года сражался лицом к лицу с фашистской нечистью!

А писем не было…  Мария ждала каждый день, ждала хоть какой-нибудь весточки, но – тщетно. Она хотела уже лечь и хоть ненадолго забыться в тяжелой дремоте, как вдруг почувствовала резкую острую боль в самом низу живота. Боль нарастала, не давала лечь, грозила усилиться еще и еще… Взяв со скамьи чистую простыню, Мария тихо покинула хату…

Проснувшись, Андрюша, Петя, Федя и Аня увидели на руках у матери маленький человеческий комочек. Мать прижимала к груди новорожденную девочку и тихо плакала.

— Это Лидочка, дети, — проговорила мать, — больно уж малая родилась, не знаю, чем откормить – то ее, — запричитала она.

Девочка родилась очень маленькая. Недостаточность веса сказалась очень быстро. Лидочка сильно заболела практически сразу же после рождения.

Просиживая ночи у колыбельки Лидочки, Мария думала о муже, от которого не было вестей. Вспоминая прожитые счастливые годы, она не могла представить себя без него. Зачем ей жить, если его уже нет? Зачем растить детей? К чему? Для кого? Как? Душа ее пылала огнем, таким же огнем, который сыпался на ее Владимира и всех тех, кто сражался за Родину в эти героические дни. Как передать то, что чувствовала эта женщина? Возможно ли это?

В одну из таких ночей, обнимая пылающую от горячки Лидочку, Мария воскликнула, шепотом воскликнула, чтобы не разбудить детей: «Господи! Смилуйся! Подай мне знак! Забери ее, забери, не мучь, если Володи нет больше! Забери! А, если жив он, то оставь ее, Господи! Оставь!»

Через несколько дней Лидочка умерла… Мария так и не дождалась  с фронта Владимира, он погиб, сражаясь за Родину в кровавом месиве февраля 1942 года. Не было ни похоронки, ни известия о нем вплоть до 2008 года.

А в 2008 году правнучка Владимира обратилась к поисковикам и получила распечатку документа, где значился сержант Владимир Никифорович, были указаны дата и места его героической гибели.

Ворвавшись в квартиру, где жил, уже на покое, ее дедуля Андрей, она вручила ему распечатку. Эта картина до сих пор стоит у нее перед глазами: медленно опустившись на стул, дедуля Андрей разгладил бумагу и, попросив лупу, стал читать. Одна строчка, всего одна – она вернула его в его детство, к матери и давно уже умершим братьям, к Лидочке, которую горько оплакивала мать, казня себя за проявленную слабость. Он получил ту самую похоронку, которую тогда предчувствовала его мать Мария, получил тогда, когда уже перестал ждать. Слезы капали на бумагу, а руки, слегка подрагивая, гладили серые листы. А внучка капала в стакан валерьянку, с испугом думая о том, что она недостаточно подготовила дедулю к встрече с памятью отца, и сильно переживая за его сердце. Но все обошлось! Дедуля, наконец, поднял голову.

— Спасибо…, — сказал он, — и передай спасибо тем, кто его нашел… Принеси мне телефон, — попросил он.

Набрав длинный междугородний номер и дождавшись ответа, Андрей сказал в трубку:

— Аня, отец нашелся …

журавли

баллада о солдате

Ангел по имени Лидочка и похоронка, опоздавшая на 66 лет.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *