«Сестры»

«Сестры».

Автор:  Маргарита Подгородова.

— Ююююль, а ты будешь со мной играть?, — с опаской спрашивала каждый раз шестилетняя Ниночка, приходя в гости к своей старшей двоюродной сестре.

Она была совсем взрослая, ей было уже 9 лет!

— Буду!- обычно отвечала та, делая страшные глаза.

— А тетя Аля будет дома?, — с надеждой спрашивала Ниночка.

— Нет! Она уйдет в магазин!, — торжествующе сообщала старшая сестра, демонстративно потирая руки.

— Ююююль, а ты не будешь меня пугать? – робко, но прямо спрашивала Ниночка.

— Буду!, — тихонько, чтобы не услышала собирающаяся по делам мать, стращала Юля.

И Ниночка, замирая от страха, теряла дар речи…

Но робкая надежда на то, что старшая единственная  сестра шутит, еще жила в ее сердце.

Этот диалог повторялся каждый раз, когда  Ниночка приходила к Юле. А приходила она очень часто, ведь их дома располагались напротив друг друга. Подъезды «смотрели» друг на друга. Их разделял большой двор, который местные жители превратили одновременно в стадион и площадку для выгула собак. Тоненькая асфальтированная дорожка вела от подъезда, в котором жила маленькая Ниночка со своими родителями, до подъезда  Юли и ее родителей.

Юля была единственной дочерью своих родителей. Она очень любила свою единственную сестренку. Но, вместе с тем, несказанное удовольствие ей доставляло пугать Ниночку. Позже, став взрослой, она сама не могла понять, зачем, собственно, она это делала. Очень уж смешно Ниночка пугалась, доверяя каждому Юлиному слову. Это было очень занятно! И Юля старалась вовсю: она затаскивала Ниночку в темную ванную (предварительно спрятав там огромную свечу, в виде широкой розы, в центре которой уже успел образоваться «кратер» и спички), и, заперев дверь, подносила зажженную свечу к своему подбородку, освещая оскаленные зубы и «страшные глаза»… И говорила нечеловеческим голосом:

— Я не Юля! Я вампир…….

Ниночка очень боялась. Боялась настолько, что теряла возможность прекратить это издевательство… Дрожа всем телом, она, только, повторяла:

— Ююююль, но это же ты?……

— Я не Юля! Я вампир!- слышалось в ответ, и душа Ниночки, в прямом смысле слова, «убегала в пятки», и пряталась там, свернувшись калачиком.

Но игра «в вампира» была не единственной в арсенале старшей сестры. Под стать ей была еще одна игра- «в куницу».

«Почему именно в куницу?»- спросите Вы. Этого не знала и сама Юля. В куницу – и все! Суть игры была такова: Ниночка должна была залезть под большое покрывало. По игре – она была белкой. А Юля-куница, естественно, старалась сорвать с Ниночки это покрывало. И, когда хотя бы какая-то часть тела «белки» оказывалась не покрытой, «куница» набрасывалась на нее и щекотала покруче самого Шурале из татарской сказки. Очень боялась этой игры Ниночка, она не переносила щекотки. Но и это истязание из раза в раз приходилось ей переживать в гостях у сестры.

Ниночка знала, что когда Юля наиграется в свои «страшные» игры, они будут играть в кукол. И, действительно, после столь активной деятельности, как пугание младшей сестренки, Юля доставала своих куколок. Это были удивительно красивые пупсики, привезенные из ГДР, где Юлины родители и она сама проживали какое-то время. Юля сама шила им платьица. А еще у них были маленькие тарелочки, ложечки и вилочки, маленькие шкафчики и диванчики и даже маленький торшер, совсем, как настоящий!

Юля была неутомимая затейница и придумщица. В каких только приключениях не побывали эти замечательные пупсики, в сопровождении двух столь разных, но родных девочек.

Наигравшись в пупсиков, девочки начинали играть в куклы, нарисованные на бумаге и вырезанные ножницами. У Юли была большая коробка, в которой хранились бумажные куклы. Для девочек она была настоящим сокровищем! Здесь были и куклы, в виде девочек в длинных платьях, нарисованные самой Юлей. А были изумительно красивые нарисованные Ниночкиной мамой, которая была настоящим художником, героинии и герои сказок и любимых детьми мультфильмов. Здесь, в этой коробке,  можно было найти и Настеньку, и Аленушку из русских сказок, и Принцессу с Трубадуром из мультфильма «Беременские музыканты» и многие другие. А Нинока умела рисовать только лошадей. И она старательно рисовала их, так что у каждого персонажа, участвующего в очередной «бумажно-кукольной» игре, был свой собственный конь.

И, забыв обо всем, даже об обязательных «страшных играх», устраиваемых по непонятным даже для их инициатора причинам, Ниночка с упоением играла, проживая, порой, целые жизни вместе со своими бумажными героями.

За всю жизнь не играла Ниночка так интересно, как с Юлей. Поэтому и просилась часто к ней в гости. И поэтому, каждый раз, отвечая навопрос тети Али о том, как они с Юлей играли, хорошо ли себя вели, Ниночка отвечала:

— Все хорошо, тетя Аля. А можно, я завтра приду?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *