Разбитое стекло.

Разбитое стекло

     Такой неприятности никто не ожидал.

Мы только что установили двери – новые, купленные после долгих размышлений. Я долго доказывала, что двери должны быть остекленные, и муж, не сразу, но согласился. Мы так радовались, когда вместо проемов в стенах у нас оказались красивые, под темное дерево, со вставками из тонированного стекла со строгим дизайном, двери.  Глядя на них, Володя убедился, что остекленные двери – это то, что надо!  Интерьер сразу заиграл – вернее, появился намек, на то, что он есть, потому что наш новый дом – это простой, даже не калиброванный сруб. Внутренняя поверхность стен представляет собой тот же сруб, без всякой отделки. Появившиеся двери облагородили внутреннее пространство своей элегантной простотой и контрастным цветом. И вот, у одной двери, ведущей в спальню из коридора, разбилось верхнее стекло.

     Произошло это так.  Дом наш имеет второй этаж, представляющий собой полу-мансарду. Строительная бригада соорудила нам временную лестницу на второй этаж, но она не выдерживала никакой критики с точки зрения безопасности – была крутая, хлипкая и без перил. У меня, бабушки четырех внуков, сердце всегда было не на месте, когда дочери приезжали с семьями. Дети ведь, известное дело, когда видят лестницу, только и лазают – то вверх, то вниз!  Особенно мелкие – Василиса с Дениской, трех и четырех с половиной лет, не отходили от лестницы —  — только и делов у них – залезть наверх и сразу обратно, вниз!  Так что я «спала и видела» новую, хорошую, крепкую лестницу с перилами. Но это дорогое удовольствие —  даже по самым скромным меркам у нас выходило тысяч 70. Такой суммы у нас в ближайшем будущем не предвиделось, и я грустно смотрела на нашу не эстетичную и опасную лестницу, понимая, что это надолго. Ситуацию омрачал еще и тот факт, что приближались новогодние праздники, и я мечтала пожить в этом доме с внуками, и эта ужасная лестница отравляла мне все мечты. Но Бог-то не Тимошка, видит немножко! Иначе я не могу объяснить то, что в своей же деревне мы познакомились с прекрасной молодой семьей – отцом семейства Денисом, и его женой Инной и дочкой Полиной. Эти молодые люди встретились нам в местной церкви, вместе с родителями Инны – Татьяной и Валерой. У нас завязались дружеские и даже партнерские отношения. Денис, будучи глубоко верующим и воцерковленным человеком, помогал настоятелю Макарьевского монастыря, чьим подворьем является наша церковь Введения Богородицы во Храм, в вопросах строительства и оснащения церкви. В данный момент он занимался отопительной системой, поскольку в церкви был такой «дубак», что даже верхняя одежда не удерживала тепло при многочасовой службе. Плюс еще, этот Денис удивительно располагал к себе – и внешне, и в беседе. Муж мой, общительный до невозможности человек, не скрывал ни от кого свои проблемы по волнующему его сейчас вопросу – строительство дома.  Денису он тоже поведал о наболевшем, не забыв упомянуть о лестнице на второй этаж. Его болтовня имела заднюю мысль, чисто практическую — я не уточнила, что Денис занимался строительством – набирал бригаду строителей и работал по частным заказам. Володя на всякий случай зондировал почву- а не поможет ли нам чем-нибудь Денис, раз он связан со строительством? Его надежды оправдались — на Володины слова Денис сознался, что в данный момент осваивает строительство внутридомовых лестниц в частном порядке. Он уже сделал несколько лестниц вдвоем с напарником, а теперь хочет работать самостоятельно. На ловца и зверь бежит! Вот и не верь, что мечты реализуются! Так мы получили прекрасного работника, который сделал нам великолепную лестницу из сосны, с забежными ступенями и перилами в виде балясин. И обошлась она нам гораздо дешевле, чем мы планировали, около 50 тысяч, которые мы наскребли, сложив все Володины шабашки и наши пенсии.

   Но без ложки дегтя не обошлось. Лукавый ведь не дремлет! Мы так бурно радовались своей удаче — Денис нам за неделю сделает лестницу! Да еще за очень скромные деньги! В мировом равновесии, очевидно, произошел явный перевес в позитивную сторону, так что подключился закон подлости. Для начала Денис несколько дней не мог закончить работу на предыдущем объекте, сдвигая наши сроки. Мы мечтали встречать Новый, 2016 год, с новой лестницей, а время поджимало, появилась опасность, что не успеваем. Но это было терпимо – не успеем, что за беда? Тем более Денис уверял, что все будет нормально. Вот дальнейшее было гораздо хуже — отец Дениса попал в больницу с тяжелым инсультом, и сыну необходимо было дежурить ночами у постели больного. В результате, в первый день работы над нашей лестницей, Денис приехал к нам после бессонной ночи, усталый и вымотанный, но работать не отказался – дело, есть дело. Будние дни мы проводим в городе, так что никого в деревенском доме не было, Денис работал один – ключи мы ему дали заранее. Володя созванивался с ним по телефону, чтобы узнать, как дела. День подошел к концу, я пришла с работы домой.  Муж мой приходит домой гораздо позже меня, так что до глубокого вечера у меня не было возможности узнать что-либо о том, как продвигаются работы. Но, встретив мужа, я опять ничего не узнала – усталый Володя сразу прошел в ванную, бросив мне «Потом!» на мой вопросительный взгляд. И только после ужина, как бы между прочим, видимо, чтобы облегчить удар, сказал, не глядя мне в глаза, что Денис случайно разбил стекло на двери. Известие было не из приятных – всегда обидно, когда портится новая вещь! Володя рассказал, как это произошло, и как расстроился сам Денис — гораздо больше нас. Он потребовал вычесть из его заработка стоимость стекла, потому что, наверное, считал, что виноват – слишком усталый был для работы, вот и не удержал тяжелую доску при разборе старой лестницы. Другой вопрос, как эта доска смогла ударить в стекло двери?! Она шла параллельно ей, а дверь открывается внутрь комнаты, а лестница в прихожей? Вопрос риторический – для закона подлости преград не бывает! Несмотря на очевидную невозможность, доска ударила прямехонько по стеклу двери и разбила его. Мы порасстраивались немного, посокрушались, но решили, что это не повод сильно переживать – можно же заказать новое стекло в том же магазине, где мы купили двери. На другой же день Володя заехал туда. Оказалось, что с заказом стекла не все так просто. Двери изготавливаются в Нижегородской области, доставка осуществляется довольно редко, то есть ждать надо пару недель. А можно заказать ближе, на родственном предприятии, кажется, в Самаре. Но оттуда везут детали не так хорошо упакованные, и можно получить стеклянный бой.  Решили не рисковать, заказать по месту изготовления дверей. Ждать, так ждать. Мы смирились, что к Новому году все равно не успеем, стали ждать звонка из магазина и окончания строительства лестницы. Несмотря на первоначальный оптимистичный прогноз – одна неделя, я сильно подозревала, что на возведение нашей красавицы нужно больше времени.

      В субботу мы приехали в деревню, и я воочию увидела пострадавшую дверь. Остекление двери состоит из трех вставок, равномерно распределенных по высоте. Все вставки одинаковые – это тонированное матовое стекло (цвета беж) с украшением в середине – красноватым прямоугольным стеклышком, имитирующим прозрачный камушек. Разбитое радиально, от центра, стекло, было заклеено скотчем и поначалу, пока не начались аномальные события, в глаза не бросалось, хотя и удручало нас своим несовершенством, как мелкая, но щиплющая заноза.   Я сочувственно погладила разбитое стекло, пообещав ему, что совсем скоро мы заменим его на новое. Левая трещина стекла слегка вздрогнула, блеснув ребром скола. Или мне показалось? Тогда я еще не предполагала, что, возможно, именно это мое необдуманное обещание сыграло роковую роль в дальнейшем.

     С этого началась эпопея, которую можно озаглавить, например, так:  «Тысяча и четыре попытки стекло поменять» Ну, не тысяча, но четыре! Причем, растянутые во времени!  Но все по порядку.

     Сначала ничто не предвещало трудностей в этом деле. Стекло мы заказали, оплатили, позвонили мастеру, который устанавливал нам двери, Валентину. Он, по счастливому стечению обстоятельств, был нашим другом. Озвучив ему проблему, Володя получил рекомендации мастера – сами не трогайте, я сам переустановлю стекло. Оказывается, дело это непростое – надо снимать дверь с петель, разбирать конструкцию, то есть, стекло держится не как оконное, штапиками, а совсем иначе. Ну, договорились – как только, так сразу — как появится стекло, Валя сразу и установит. Вскоре и стекло подоспело. Окрыленный Володя его забрал, позвонил Вальку, он оказался свободен, и они помчались вместе в деревню, восстанавливать красоту. К тому времени каникулы новогодние были позади, а лестница давно готова, восхищая нас своей красотой, удобством и аккуратностью. Кстати, в данном случае мы встретились с совершенно не типичным строителем. Все, кто имел дело с этой братией, знают, что строители – это особая порода людей, не берущая в голову, что при работе надо соблюдать чистоту и порядок и не ломать то, что построено до них. За ними надо «бдить» с утра до ночи, иначе жди беды. Я знаю случай, когда горе-строители, сваривая трубу, загубили дорогущую кафельную плитку, и хозяин не помер от инфаркта только потому, что был баснословно богат и (что большая редкость) широкой души человек. Он просто все сделал заново, и даже никого не убил. Кстати, дорогая цена строительной бригады ничего не гарантирует. Мои друзья, весьма состоятельные люди, строя дом, поменяли массу бригад, потеряли кучу денег  и нервов, но очень редко натыкались на хороших работников. Так вот, главная черта типового строителя – ужасающая неряшливость. Почему – то чаще всего они ведут себя в чужом доме, как свиньи. Это я к тому, что Денис, за которым, кстати. Не было никакого контроля, работал так аккуратно, что не оставлял за собой ни пылинки – ни по окончании работ, ни в процессе. Еще наличествовало приятное приложение – устройство удобного пространства для складирования чего угодно под лестницей, выполненное по инициативе самого мастера. Поэтому мы, конечно, остались очень довольны его работой. Спасибо ему еще раз! Эта обновка в нашем доме наполняла нас несказанной радостью – как здорово, что у нас нормальная лестница на второй этаж! Тем досаднее было видеть рядом с нашей красавицей кривые трещины дверного стекла, паучьими лапами охватившие его. Усиливающееся раздражение против дефекта двери постепенно привело к тому, что картина разбитого стекла стала напоминать уродскую улыбку с гнилым зубом посредине, роль которого играл цветной камушек по центру двери.  Улыбочка эта будто ухмылялась мне в лицо, специально цепляя мой взгляд, когда я проходила мимо.

   И вот, раздражитель скоро будет уничтожен! Новое стекло уже едет по месту назначения!  Поскольку ремонтировать дверь мужчины собрались в будний день, я не имела счастья присутствовать в деревне, обретаясь в городе, на своем рабочем месте. Но звонка я ждала с нетерпением, и дождалась, даже раньше, чем думала. И получила информацию, которую ждала меньше всего. Хронология событий по полученной мной информации из телефонного отчета мужа такова: приехали в деревню, Володя занес стекло в упаковке в дом и вышел во двор чистить снег – зима была очень снежная. Валя стал готовиться к работе – разложил инструменты, достал из упаковки стекло, прислонил его к стеночке, и повернулся к двери, чтобы снять ее с петель.  В этом момент стекло медленно поехало по стеночке вниз, съехало, и, совершенно неожиданно, разбилось! Валя, заставший последние секунды этого зрелища, потому что оглянулся на шорох, до конца надеялся, что оно не разобьется, поскольку процесс протекал очень плавно, даже нежно. Ужасно расстроившись (получалось, что он виноват), Валя уехал, оставив Володю доубирать снег, потому что тот не мог бросить начатое дело. Хотя хотелось, конечно, с расстройства. Мало того, что дверь осталась со своим осколочным переломом, так ведь еще и деньги! Стекло стоит около 800 рублей, не так уж и мало. Выслушав все это, я, почему-то, подумала, что все, что произошло, выгодно только разбитому стеклу. Мне вспомнились его ехидные ухмылочки и подмигивания, которые, возможно, были не только плодом моего воображения. Я представила, как, наверное, оно веселилось, глядя, как падает новое стекло! А, может, не обошлось без его помощи?

   Закончив уборку снега, Володя поехал прямиком заказывать новое стекло. Его узнали, посочувствовали, обещали поспособствовать ускорению прибытия нового стекла.  Действительно, стекло прибыло быстро, но оказалось не нашим, что обнаружилось, когда его распаковали при Володе на фирме. Я, получающая информацию по телефону, потому что нахожусь на работе, когда происходят почти все важные события нашей семейной жизни, сначала обрадовалась, что стекло «приехало», а потом расстроилась, что приехало не оно. С этого момента ситуация начала уже нас смешить. Мы решили, что от нас ничего не зависит, мы делаем все, что можем, так что, когда получится, тогда и восстановим целостность двери (я всячески поддерживала мужнин оптимизм, держа при себе свои личные подозрения относительно разбитого стекла).

    Через некоторое время пришло и наше стекло. Володя убедился в его целостности, соответствии нашему дизайну, и увез в деревню. Там он поставил его в такое место, где ему ничто не угрожало — в щель между шифоньером и стеной. Оказалось, что надолго, потому что Валентин был перегружен работой и ему было не до нас. Заклеенное скотчем разбитое стекло, улучив удобный момент — когда мы были наедине — гордо демонстрировало мне уродливую паутину своих сколов. Оно преследовало меня, заставляя воспринимать его однозубую улыбку, как вызов – «Ничего со мной не сделаете!». Мысленно я парировала этому нахалу, что целое стекло уже ждет, только мастер занят. Стекло издевательски хохотало мне в ответ, намекая, что неизвестно еще, что будет дальше. К сожалению, крыть мне пока было нечем, оставалось надеяться на лучшее. Сходить с ума из-за какого-то стекла не входило в мои планы, так что я решила игнорировать стекло, как класс. Это мне удалось, и я почти забыла о нем, тем более, что пауза продолжалась почти месяц. Но все проходит, и, наконец, Валя позвонил и сказал, что готов приехать. Услышав об этом, я пожалела, что нахожусь не в деревне – так захотелось отомстить битой стекляшке за наглость – сказать прямо в его гаденькую пасть, что дни его сочтены, хоть это желание и смахивает на «сдвиг по фазе».

     По обыкновению сидя на работе, я ждала звонка. Володя отзвонился мне, что он и Валентин поехали в деревню, и я предвкушала звонок с отчетом о проделанной работе. Я приготовилась долго ждать, но звонок прозвучал раньше. «Мы с Валей едем домой» — бесстрастным голосом, насторожившим меня, сказал Володя, и продолжил: «Ты знаешь, стекло оказалось разбитым.» Я не поверила ему. Конечно, на радостях можно и повеселиться! Например, разыграть жену! Шутка была вполне в духе моего мужа. Но мне не терпелось услышать то, чего я так ждала, поэтому я решила не поддерживать шутку, и спросила, заранее зная (как я думала) ответ : «Сознайся, ты шутишь? Так прикалываешься?» Однако, ответ оказался неожиданным и был произнесен тем же безрадостным голосом : «Нет, не шучу. Мы развернули упаковку, а стекло разбито. Когда оно разбилось? В магазине оно было целое. Значит, пока я его вез. Я ведь его не разворачивал».  Я соображала, что сказать. Вспомнились примерещившиеся мне издевательства разбитого стекла, которые я теперь восприняла, как зловещее пророчество. После паузы спросила: «Поедешь заказывать новое?» «Да, а что делать?» «А, может, фанеркой заколотим?» — мстительно сказала я, имея в виду стекло, — «Я на ней чего-нибудь нарисую, будет красиво!» — серьезно предложила я, почти уверенная, что неудачи нас преследуют из-за происков проклятого стекла. Надо избавиться от него, и все! «Ну нет,» —  не понял юмора муж, — «Что уж ты! Сейчас поеду в магазин, скажу, что нам скидку нужно предоставить, как оптовым покупателям!» — по — своему пошутил Володя. В магазине его, конечно, опять узнали, опять посочувствовали, посмеялись и снова приняли заказ. Наверное, заключали пари, придем ли мы еще раз заказывать то же самое стекло. Мы опять стали ждать. Володя, считая, что предыдущее стекло разбилось при транспортировке, сказал, что когда стекло придет, повезем его у меня на коленях, на всякий случай. Я согласилась. Эту «апупею», наконец, надо закончить – если опять это упрямое стекло разобьется, вставим – таки фанерку, подумала я про себя, опасаясь нашего стекла, как нечистой силы.

     Вся эта история длилась уже третий месяц. С разбитым стеклом мы неоднократно принимали гостей, и каждый раз рассказывали очередной виток приключений, связанных с попытками его заменить. Гости удивлялись, смеялись, пересказывали своим друзьям и знакомым. За эти месяцы, как вы уже поняли, у меня сложились непростые отношения с виновником этой истории, разбитым стеклом. Его жалкий, треснутый вид продолжал тревожить меня, вызывая противоречивые чувства – с одной стороны острое желание навести порядок и убрать битое стекло, с другой – какая-то жалость – оно ведь не виновато, что его разбили! Но была еще и третья сторона, если хотите, мистическая – я чувствовала, что стекло как-то влияет на ситуацию. Это чувство усиливалось с каждой неудачной попыткой. Мало того, стекло влияло на мою психику! По ночам, например, его ухмылка преобразовывалась в моем воображении в печальный взгляд (роль глаза исполнял все тот же камушек), вызывая жалость своей обреченностью. Меня это немного пугало, потому что я не считаю себя склонной к такого рода настроениям и все происходящее наводило меня на нехорошие мысли – не попить ли мне успокоительные таблетки? Поразмышляв на эту тему, я сделала вывод — все эти видения от лукавого, и дала себе клятву не обращать на них внимания.

       Уже пролетели выходные дни в честь восьмого марта, месяц подходил к концу.  Мы даже успели осветить дом, привлекши для этого местного батюшку,

о. Прокопия. Мы очень радовались, когда совершили обряд, а стекло все продолжало то ехидно щериться своими заклеенными трещинами, то шантажировать укоризненным взором, бессовестно наплевав на мое искреннее желание исполнить свою клятву и не думать о стекле.

      В последних числах марта пришло новое стекло. Третье по счету, если не считать родного (которое было вместе с дверью и разбилось первым) и того, которое пришло не нашего дизайна. В субботу Володя его забрал из магазина и позвонил Валентину. Валя предложил, что приедет в воскресенье и установит (тьфу-тьфу-тьфу, что б не сглазить!) его на место.

      В субботу после обеда мы собрались ехать в деревню. Ради сохранности стекла муж даже согласился отнести вещи в машину не за один раз, как обычно – загрузившись по пять сумок в каждую руку и заставив весь лифт баулами. Он специально поднялся за стеклом, чтобы потом нежно взгромоздить его на меня. Так мы поехали в деревню – муж за рулем, а я на переднем сидении со стеклом на коленях, предварительно проинспектированным на предмет целостности еще в квартире.  Доехав, мы осторожно донесли его до дома, раскупорили, убедились, что оно целое, и опять поставили за шкаф. Разбитое стекло подленько ухмылялось, выставив гнилой зуб, глядя на нас свысока. Я показала ему язык, и, для верности, и кулак тоже, а потом перекрестила новое стекло (жаль, что не делала этого раньше, с другими стеклами, которые уже не вернуть!).

       На другой день, в воскресенье, в доме были все наши дети и внуки, и процесс замены стекла происходил на виду всей семьи. Даже наличие большого количества людей не помешало мастеру сделать все мастерски! Наоборот, я и Оля (дочь) подстраховывали дверь, когда она стояла «на попа», чтобы, не дай Бог, не разбить еще и другие стекла! Наконец, свершилось! Крест животворящий не подвел! Целая дверь была установлена на место, и ничего демонического в ней больше не было. Даже любознательный Дениска, в свои неполные пять лет живо интересующийся всем вокруг, ничем не помешал процессу. Только после окончания работ он долго изучал содержимое ящика с инструментами, задавая наводящие вопросы Валентину, обстоятельно складывающему свои вещи. Валя, сам тоже дед, солидный дядька, терпеливо отвечал Дениске, поясняя, какой инструмент для чего предназначен. Разбитые стекла мы вынесли из дома в сарай, чтобы ничто не напоминало о неприятности.

     Дверь, которая стала чуть не в два раза дороже (три стекла умножить на 800 рублей! Спасибо Валентину — установка бесплатная, а то было бы и того больше!), показалась нам гораздо красивее своих подружек, хотя ничем не отличалась от них по дизайну. Как мать выделяет тяжело переболевшего ребенка среди здоровых, так и мы глядим на эту дверь другими глазами.  Не зря говорят — больше любишь то, во что больше вложил труда и души. Мы вложили еще нервы и деньги, так что выстрадали ее красоту достаточно.

     Теперь, проходя мимо этой двери, я всегда улыбаюсь – история с заменой стекла вошла в историю строительства нашего дома и украсила ее, несмотря на свою курьезность.   Я  благоразумно скрыла от членов своей семьи свой первый (и, надеюсь, последний!) опыт по общению с неодушевленными предметами, но совсем предать забвению эту историю считаю неправильным.

Поэтому я и написала этот рассказ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *